Городская археология в Кургане: итоги и перспективы


Расчистка раскопа на бывшей купеческой усадьбе Шишкиных и Смолиных

История городской археологии в России насчитывает несколько десятилетий, но в нашем регионе такой опыт появился всего несколько лет назад. Причиной этому стало нарастание темпов застройки города Кургана и, в частности, его исторического центра, который входит в археологический памятник с общим названием «Культурный слой г. Кургана». Его примерные границы – это все кварталы между улицами Климова и Горького, Красина и Савельева. По существующим юридическим нормам строительство здесь возможно лишь при условии проведения на начальном этапе археологических работ для выявления следов и остатков каких-либо объектов (домов, мостовых и прочего), а также предметов материальной культуры. Фактически 2015 год откроет уже второе десятилетие таких археологических работ в Кургане, поскольку впервые они были проведены в 2005 году. Этот рубеж позволяет подвести итоги и наметить перспективы исследований.
В исторической науке долгое время господствовало мнение о том, что именно письменные памятники служат основными историческими источниками для реконструкции прошлого. Лишь при изучении так называемой «дописьменной эпохи» или регионов, где письменности долгое время не существовало, на первое место выходят результаты обследования археологических памятников, то есть любых мест, связанных с многообразной деятельностью человеческих групп. Однако развитие археологии во второй половине XX века показало, что материалы подобных исследований достаточно успешно позволяют корректировать информацию и о письменных эпохах развития человечества. Это привело к появлению городской, индустриальной, военной, подводной и ряда других направлений археологии.
При анализе данных, полученных при проведении городских раскопок, необходимо использовать синтез письменных и материальных (вещественных) источников, то есть архивных данных и археологических материалов, которые могут взаимно корректировать друг друга, создавая «человеческое лицо» археологии. Однако при этом возникает вопрос об интерпретации археологических данных, об их переводе на «исторической язык». На первый взгляд может казаться, что археология работает «сама на себя» и что она отдалена от истории. Тем не менее конечной целью археолога всегда выступает изучение истории человечества и ее закономерностей. Все исследования специалиста-археолога направлены на историческую реконструкцию. Интерпретация археологических данных – сложный, многогранный и очень интересный процесс.

За последние два года в г.Кургане археологами было исследовано семь городских усадеб (то есть земельного участка в городской черте со стоящим на нем жилым домом и значительным числом хозяйственных построек). К сожалению, часто археологи вынуждены выбирать не столько интересующие их в научном плане участки, сколько следовать за стройплощадками, местонахождение которых и определяет место будущего исследования. Принятие научной программы подобных исследований значительно скорректировало бы уже имеющиеся материалы.

За 2013-2014 гг. под раскопки попали как усадьбы курганских купцов (усадьба купцов Даниловых, Шишкиных, Смолиных на углу Куйбышева и Пролетарской с расположенным здесь виноводочным заводом; купца Ф.В. Шубина с первой городской типографией на углу Советской и Пролетарской; купцов Юшковых – на углу Куйбышева и Кирова; купца М.Е. Серова  на углу Советской и 1-й Заводской; купца Н.Е. Галкина на улице Куйбышева, где был открыт первый в Кургане в XIX веке Датский торговый дом Полизена), а также крестьян (неизвестного крестьянина на ул.1-я Заводская; лидера мусульманской общины и строителя первой городской мечети в начале ХХ в. А.Г. Галеева на ул.Советская), а также городских ремесленников и мещан (на ул.Советская). Все это позволяет сравнить многие особенности материальной культуры и быта разных городских слоев нашего города в XIX  начале XX в., а также выявить конструктивные особенности их домов.
Однако городская археология для Кургана – это еще и дополнительная возможность поиска истоков нашего города.

Один из первых домов в Кургане?

Как известно, слобода Царево Городище, также именовавшаяся Царев Курган, или Царекурганская, изначально была основана в 1679 г. Тимофеем Невежиным на Арбинском яру (приблизительно на месте бывшего кинотеатра «Курган» в п.Энергетики). Однако спустя почти два десятилетия центр слободы смещается в район современной Троицкой площади нашего города. Перенос слободы, как и процесс ее основания, очень слабо документирован в письменных источниках. По всей видимости, первые дома на новом месте появились не ранее весны-лета 1697 г. в условиях временного затишья в набегах казахстанских кочевников. Крепость слободы при этом оставалась на старом месте, что создавало значительные неудобства в ее использовании горожанами в условиях русского приграничья. Новая крепость появилась в районе современного здания Филармонии не ранее конца 1720-х или даже середины 1730-х гг.
Именно в это десятилетие и должно было активно осваиваться новое место с удобной для торговцев переправой через Тобол. Интересно, что на данный момент в городских раскопах нет нумизматического материала ранее конца 1730-х-1740 гг. (последние годы правления Анны Иоанновны и ранние годы Елизаветы Петровны), что отчасти подтверждает и позднюю дату освоения слободскими людьми нового места.

В 2013 году были проведены раскопки дворовой части усадьбы купца М.Е. Серова в бывшем Компанейском переулке (сейчас ул.1-я Заводская). Помимо значительного числа предметов материальной культуры середины XIX  середины XX в. был обнаружен нижний венец деревянного строения, предположительно жилого дома. Строение практически полностью было уничтожено, от венца сохранилось бревно толщиной 0,4 метра. Был исследован двойной пол, нижний черновой, который был засыпан землей толщиной около 30 см, а на него постелен чистовой пол. В прослойке были обнаружены фрагменты керамики, служившие дренажной системой, именно керамика считается одним из лучших заполнителей предохраняющих пол от гниения, создающего своеобразный «теплый пол» XVIII века. Подобная традиция сооружения пола характерна для архитектуры северных губерний Российской империи, где сохраняется вплоть до XIX века. В Сибирь она была привнесена переселенцами с этих территорий. Подобный пол встречен при раскопках в Верхнем Приобье и в г.Тара (раскопки 2010 г.). Для археологии Западной Сибири такой пол характерен, прежде всего, для городской архитектуры, в том числе для старообрядцев. Самая ранняя монета под этим полом также относится к 1739 г., то есть к концу правления императрицы Анны Иоанновны.

Возможности реконструкции повседневности по данным городской археологии (на примере усадьбы Шишкиных и Смолиных)

Весной 2013 года были проведены раскопки на улице Пролетарской (Шишкинского переулка), где в имперское время на углу с Куйбышева (тогда Троицкой) находилась в начале усадьба купцов Даниловых (1830-е-1847 гг.), затем купца 1 гильдии и первого городского головы Ф.В. Шишкина (1847-1881 гг.), его зятя, также купца 1 гильдии и известного мецената Д.И.Смолина, а также его сыновей (1881-1917 гг.). 

Помимо определенных особенностей строительства хозяйственных помещений, которые еще требуют своих обобщений и сравнения с иными усадьбами, в культурном слое, связываемом с проживанием Даниловых, была обнаружена коллекция керамической посуды кухонного и столового предназначения, а именно горшки, кринки, корчаги, миски. Большинство предметов разбито и использовано вторично в качестве утепления пола конюшни или сарая, то есть собственно так же, как делали еще за 100 лет до этого в крестьянских жилых домах, создавая теплый пол. Керамическая коллекция на отдельных усадьбах значительно отличается, что говорит о многообразии местных традиций изготовления гончарной посуды. Ей пользовались абсолютно все слои населения, от богатых купцов до городских крестьян. На протяжении длительного времени большинство горшков различных форм и назначений лепили вручную, лишь с середины XIX века увеличивается количество горшков, сделанных на гончарном кругу. Импортная посуда, то есть поливная керамика, среднеазиатский и московский фарфор, в основном характерны уже для самого конца XIX  начала XX века, когда увеличивается значение городских ярмарок. Причем пока в значительном объеме фарфоровые изделия найдены лишь на усадьбе мусульманского торгующего крестьянина Аширафзана Галева.
К усадьбе Шишкиных и Смолиных относились остатки деревянного магазина в трех отделениях, который функционировал с конца 1870-х до начала 1890-х гг., когда, видимо, сгорел, причем сведений о пожаре в архивных документах пока найти не удалось. Сооружение характеризуется полом, состоящим из толстых досок удовлетворительной сохранности, которые лежали на поперечных лагах, под которые были заведены столбы, зарытые комлевой частью бревна. В результат пожара на полу оказалось значительное число фрагментов стеклянных и керамических бутылок, а также графина, что говорит о продаже напитков на разлив. В тару были разлиты те напитки, которыми торговали Смолины и которые пользовались популярностью среди горожан. Всего было найдено 574 обломка стеклянных бутылок.

По бутылочным клеймам видно, что сами Смолины разливали производимые на их заводах напитки в основном в посуду, изготовленную на Боровлянском стекольном заводе курганских купцов братьев Меньщиковых. При этом для пивоваренного завода Смолиных, которым позднее будет руководить основатель Курганского пивоваренного завода В.А. Гампль, Меньщиковы производили специальную бутылку «Пиво завода Смолина в Курганъ».

Помимо собственной продукции Смолины продавали и привозные напитки. Среди них значительной популярностью, судя по находкам штофов, пользовались водки, в том числе знаменитой «Смирнов и Компания». Помимо алкоголя продавали и минеральные воды. Судя по клеймам «А.А. Гельмих въ Екатеринбург», это была так называемая «искусственная» минеральная вода, производимая на небольшом заводе А.А. Гельмиха в Екатеринбурге. Часть стеклянных и керамических бутылок происходят от одной из самых известных в то время в мире минеральных вод «SALZBRUNN» (минеральная вода источника Obersalzbrunnen, одного из 20 источников курорта Зальцбрун в Силезии, расположенного в лесистой защищенной от ветров местности, на высоте 407 м над уровнем моря. Эта вода использовалась для лечения болезней органов дыхания, о чем писал даже один из классиков русской литературы А.П.Чехов).

В целом эта коллекция показывает определенные приоритеты в выборе различных напитков в провинциальном городе последней четверти XIX века.

Возможные перспективы и результаты дальнейших исследований городской археологии Кургана

Приведенные примеры показывают отдельные перспективы исследований с позиций реконструкции различных аспектов истории областного центра. Особенно велико их значение именно для слободского этапа истории города Кургана, где роль письменных источников минимальна. В значительной степени городские раскопки могут изменить отношение к материальной культуре имперского времени, характерной для местных жителей различных слоев, роли в ее формировании местного производства и импорта. Возникает и новая информация о местном производстве именно как о технологии в сфере строительства, обувного, гончарного, стеклодувного производства, направлениях и приоритетах торговли. В имеющихся архивных источниках, как правило, лишь указываются городские профессии, а в музейных коллекциях в основном находятся вещи уже XX века. Городская археология дает возможность понять, что именно и как изготавливали наши предки. Меняются и наши представления о городской повседневности, в том числе о выборе напитков.
Однако этим перспективы не ограничиваются, поскольку в современной археологии значительна роль привлечения специалистов естественных наук. Привлечение климатологов, ботаников и зоологов позволяет получить новые данные о местной экологии (породы дерева, их происхождение и использование), о климате и особенностях развития местного скотоводства и производства мясных продуктов.
Большинство этих данных не могут быть получены при помощи архивов или музеев, они могут быть извлечены лишь на основе синтеза городской археологии и истории. При этом каждый новый раскоп поднимает и новые вопросы и перспективы. Например, при раскопках мещанской усадьбы на углу Советской (Дворянской) и Пичугина (Гостинодворский переулок) была зафиксирована странная строительная традиция. По сути, весь участок был углублен более чем на 1 метр с вывозом значительного объема земли. Зачем это было сделано – пока не ясно.

Авторы:
Д.Н. Маслюженко (кандидат исторических наук, доцент, декан исторического факультета),
И.К. Новиков (заведующий кабинетом учебно-исследовательской археологической лаборатории),
А.А. Первухина (студентка 4 курса направления «История»)